• 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • ЧМГ 2

Идрис Шах (1924 – 1996 гг.)

Идрис Шах (Idries Shah, 16 июня 1924 — 23 ноября 1996)

Идрис Шах 1924-1996

 

Книги. Исследования

Идрис Шах является автором книг по суфизму, в том числе: Суфии (1964), Сказки дервишей (1967), Путь суфия (1968), Забытые аспекты суфийского изучения (1977), Учиться, как учиться: психология и духовность на суфийском пути (1978), Сто рассказов мудрости (1978), Суфии — мысль и действие (1990), Командующее Я (1994), Знать, как знать (1998) и др.

В 1965 году Шах основал Институт культурных исследований (The Institute for Cultural Research), лондонское образовательное благотворительное учреждение, посвящённое изучению человеческого поведения и культуры.

 

Путь суфия (1964) | Идрис Шах. Избранное


Суфийские мудрецы, школы, писатели, учения, юмор, мистицизм, формулировки -- все это связано с социальной и психологической уместностью определенных человеческих представлений.
Будучи человеком "вневременным" и "внепространственным", суфий прилагает свой опыт в пределах той культуры, страны, природных условий, в которых он живет.

 

ДУШИ ДО СОТВОРЕНИЯ ТЕЛА

      Узнайте о времени, когда были души и не было тел.
      Это время длилось несколько лет, но каждый год равнялся нашим тысячелетиям.
      Все души были выстроены в ряд.
      Их взору открылся мир.
      Девять душ из десяти помчались навстречу ему.
      Перед оставшимися душами открылся рай.
      Девять душ из десяти помчались навстречу ему.
      Оставшимся душам был показан ад.
      Девять из десяти в ужасе умчались прочь от него.
      После этого осталось всего лишь несколько душ,
      на которые ничто не повлияло.
      Их не привлекали ни земля, ни рай, их не испугал ад.
      Небесный Глас обратился к этим оставшимся:
      - Ослиные души, чего же вы хотите?
      Души хором грянули:
      - Ты, кому известно все, знаешь, что только Тебя мы жаждем, и что мы не хотим расстаться с Твоим Присутствием.
      Глас сказал им:
      - Жаждать Меня опасно, это приносит невзгоды и бесчис-ленные опасности.
      Души ответили:
      - Мы с радостью примем все, только бы не разлучаться с Тобой, и все потеряем, чтобы все обрести.

      "Илахи-Нама" («Божественная книга»)

 

О ПОЯВЛЕНИИ, ПРЕБЫВАНИИ И ОСТАВЛЕНИИ МИРА

Человек, ты входишь в мир сей с неохотой,
плача, как брошенное дитя;
Человек, ты оставляешь свою жизнь опять покинутой,
опять плача, полный сожаления.

Потому живи эту жизнь так, чтобы в ней
в действительности ничего не терялось.
Ты должен привыкнуть к ней,
после того как не сможешь привыкнуть к ней.

А когда привыкнешь к ней,
ты должен привыкнуть быть без нее.
Размышляй над этим противоположением.
И умри "прежде чем умрешь", как сказал Совершенный.

Замкни круг, прежде чем он замкнется для тебя.
Но пока не сделано, если не совершено --
жди горечи в конце, как было в начале:
и в середине -- как и в конце.

Входя, не видел ты этого узора, а войдя --
увидел другой узор.
Увидев этот явленный узор, не мог ты видеть нитей
ожидаемого узора.

И пока не увидишь их оба,
дотоле пребудешь неудовлетворенным. --
Кого ты станешь винить?
И за что?

 

УЧЕНИЕ СУФИЕВ

Многие люди следуют добродетелям или общаются с мудрыми и великими людьми, считая, что в этом заключается путь самоусовершенствования. Они заблуждаются. Во имя религии совершались самые гнусные преступления. В попытках творить добро человек прибегал иногда к самым злостным деяниям.

Ошибка эта проистекает из абсурдного предположения, что простое прикосновение к чему-то ценному способно даровать неизменившемуся человеку соответствующее преимущество.

Но для этого требуется нечто неизмеримо большее. Человеку недостаточно просто соприкасаться с добром: он должен соприкасаться с таким видом добра, которое способно преобразить его бытие и сделать его добрым. Осел, помещенный в библиотеку, не станет писателем.

В этом заключается одно из различий между суфийским учением и попытками практикования этики или самоусовершенствования в других системах.

Читатели и изучающие, как правило, пренебрегают этим обстоятельством. Ташиб Камал говорил: "Нить не становится благородной оттого, что связывает многие жемчужины". И еще: "Мои добродетели улучшили меня не больше, чем пустынное место становится плодородным от зарытого там сокровища".

Сокровище есть сокровище. Но если его употребить для восстановления развалин, оно должно быть использовано вполне определенным образом.

Исправление нравов может быть частью этого процесса. По-прежнему велика нужда в средствах преображения человека. Именно эти средства и составляют тайну суфиев. Остальные же школы зачастую пребывают там, откуда они не могут увидеть дальше первой ступени: они упиваются открытыми ими этикой и добродетелью, провозглашая их панацеей от всех бед.

Абд аль Али Хайдар

 

РОСТ, УПАДОК И ОБНОВЛЕНИЕ

Истинное учение начинается с Хранителей, Владык Знания и Понимания. Оно не начинается с любви, усилия или действия, ибо истинные любовь, усилие и действие становятся возможными лишь благодаря истинному знанию.

Но когда в общине появляется или имеется слишком много даже слегка алчных людей, они превращают методы в верования и принимают на веру то, что следует познавать на практике.

Два обстоятельства могут приводить к распаду группы. Первое - слишком много неискренности среди руководителей. Второе - малая неискренность, распространенная среди всех членов, что эквивалентно наличию одного или более дремучих эгоистов.

Язва неискренности пресекает развитие как руководителей, так и руководимых. Лишь обращение к самоанализу может помочь им обнаружить ее. Если бы не эта язва, они и их община уже достигли бы своего назначения.

Однако ни для кого не секрет, что чем выше степень самомнения, тем труднее жертве распознать его, или хотя бы помыслить о нем.

Итак, о поведении такой зараженной группы:

Эти лица и их последователи выбирают мысли и дела, которые уже сами по себе душат надежду на осуществление человеческого предназначения. Они могут направить свои усилия на создание прочной организации с просветительскими целями. Они, вероятно, предпишут всем и каждому одни и те же упражнения и обряды. Забыв о первоначальном намерении, они превращают методы и иллюстративные притчи в своего рода историю, которая становится предметом заучивания. Если они располагают писаниями учителей и воспоминаниями очевидцев о них, они используют этот материал для подкрепления веры в собственную правоту и правильность своих действий. Обычно они пользуются одним-единственным методом толкования писаний и традиций, натаскивая людей, вместо того, чтобы помочь им раскрыть в себе цветок озарения.

К этому времени Центр уже безвозвратно утерян. Работа превращается в своего рода государство, устремленное к сохранению, но только неведомо чего. Руководители и их приспешники намертво вцепляются в свою организацию, превращая ее в рассадник подражательства, которое закрепляет второстепенные или вообще изжившие себя внешние формы. У них обычно в величайшем почете, правда, под другими именами, примитивная эмоциональность.

Одновременно с этим процветает культ отдельных личностей, групп и легенд, и враждебность по отношению к другим, а иногда и нетерпимость. То, что первоначально представляло собой единство, распадается на группировки с различными толкованиями и целями, зачастую бессмысленными, и обрядами, как правило, искаженными. К этому времени уже не остается почти ничего подлинного и никаких потенциальных возможностей. Община выедена изнутри и сошла с Пути, причем ее члены даже не подозревают о создавшемся положении. Постоянное использование в "увечной" общине слов и внешних проявлений, биографических воспоминаний и других аспектов первоначального знания затемняет истину. Ее члены, разумеется, исполнены уверенности, что с помощью этих знаков они по-прежнему пребывают на верном пути.

Их единственная надежда на выздоровление заключается в усиленных и неотступных поисках искренности.

Описанный процесс является одной из причин, почему время от времени должны являться Хранители и призывать имеющих уши к возрождению высокой традиции путем соответствующих знаний. Для заблудших, разумеется, эти слова покажутся чуждыми или враждебными, подобно тому, как разумная речь кажется умалишенному абсурдной.

Одно из следствий такого положения заключается в том, что Хранители не в силах избежать как чересчур восторженного поклонения, так и противодействия со стороны различных частей своей аудитории. Обе эти реакции являются знаками, хотя и предсказуемыми, но не сулящими ничего доброго, и столь же нежелательны, как и апатия.

Объединив усилия, группировки должны преодолеть эти тенденции, без чего нельзя надеяться на успех в деле возрождения учения.

Так обстояло дело во все века в подлунном мире. Что меняется, так это только время, за которое этот цикл совершится.

Те, кто обладают лишь малым знанием, но считают, что им дано больше, чем простому народу, - не менее открыты к познанию и учению, чем те, кто понятия не имеет о Традиции. Эта ирония обстоятельств представляет собой дополнительное осложнение.

И все же им легче дается продвижение по Пути, как только размягчена наружная корка вековых наслоений. Они иногда сохраняют потенциальные возможности, наличие которых позволяет нам проводить спасательные работы. Именно для исполнения этого долга, основанного на нашем знании традиций, учений и состояний отдельных групп, можем мы проявлять мастерство, действие, любовь и усилие.

Когда эта корка у людей или группировок затвердевает сверх меры, такие лица и общины становятся подобны твердым орехам, быстро и совершенно незаметно уносимым вниз по реке.

Воды сострадания и понимания неспособны размягчить их настолько, чтобы помочь им пустить свежие ростки, прежде чем они достигнут плотины, где сбиваются в кучу, никому не нужные и, к несчастью, не понявшие.

Наваб Мухаммад Али Шах, «Нишан-и-Гайб»

 

МАТЕРИАЛЫ ПО СУФИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ

Читать все без разбору в суфизме - все равно что читать любые книги на разные темы без необходимой основы. Это настоящее бедствие, которое, подобно беспорядочному лечению, может сделать состояние человека еще хуже, чем вначале.

Суфийские писания всегда обращены к определенной аудитории. А аудитория бухарская отличается от аудитории басрской, испанская - от африканской.

Однако нельзя переоценить преимущества изучения специальных сборников суфийских материалов, составленных самими суфиями.

Среди этих преимуществ:

  • Подборки отрывков, которые должны помочь данной общине найти свой путь.
  • Подготовка ученика к раскрытию сознания, что осуществляется учителем лично, когда придет время.
  • Упреждение монотонности обычного повторения теории и практики, притупляющих сознание незаметно для нас самих.
  • Упреждение возбуждения, которое является неотъемлемой частью нашей жизни и управляет нами незаметно для нас самих.
  • И потому читайте то, что приготовлено для вас, чтобы снизошло на вас благословение вечного счастья.

Хадрат Бахааддин Накшбанд

 

Об авторе

Идрис Шаха называют "самым выдающимся современным летописцем человеческих верований". Его работы охватывают ритуалы и практику египетской, вавилонской, тибетской, индийской, персидской, китайской и японской традиций. Он встречался и беседовал с дервишскими учителями, с махади Судана, правителем Саудовской Аравии, факиром Ипи, королем Иордании, суданскими чародеями, сирийским колдуном, с самозванным имамом мусульман.
Основная его работа по суфизму -- "Суфии", в которой показана связь между средневековым христианством, мистическим направлением иудаизма, дервишами и классической персидской литературой, стала сейчас программным пособием для студентов Оксфорда. Ему принадлежит книга "Тайное наследие магии", представляющая собой солидную коллекцию текстов, переведенных с древнееврейского, арабского, латинского, французского и других языков. Она считается превосходным документом и часто цитируется в академических исследованиях.

Цит. по:  Идрис Шах. Путь суфиев (1964)

 

Ссылки