• 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • ЧМГ 2

Николай Бердяев (1874 – 1948 гг.)

BerdyaevНиколай Бердяев (1874 – 1948 гг.) – русский религиозный философ, один из самых известных представителей русского духовного Ренессанса.

Его наследие – настоящая духовная сокровищница, богатства которой доступны для русского человека, как ни для кого другого. Мы можем читать его труды в оригинале, и нам ближе и понятнее то, что писал наш соотечественник, человек русской культуры. Обращение к своим духовным корням всегда очень плодотворно для ищущего человека.

Знакомство с философией Бердяева, лучше начать с его учения о свободе. Свободу здесь следует понимать не как философскую категорию, но как реальность, как онтологический принцип, как основа всего, как начало и конец всего. Философия же, согласно Бердяеву, есть не спекуляция на отвлеченные темы, а реальный практический духовный путь.

Свобода и творчество

Одна из главных книг Бердяева – «Философия свободы» (1911) – это книга о том, как может быть пройден путь из оков материи к освобождению Духа. Согласно Бердяеву, существует «первичная», «несотворённая» свобода, которая предоставлена человеку. На такое понимание Бердяевым свободы, несомненно, повлиял Якоб Бёме с его учением о безосновной свободе. Как и немецкий мистик, Бердяев пишет о том, что эта иррациональная свобода внесла в божественный мир разлад. Она породила гордыню, желание человека занять место Господа. Эта свобода, которую Бог не мог и не желал ограничивать, привела к отпадению человека от своего божественного Истока, результатом чего стало рабство в земном мире, объективация Духа. Изначальный единый Дух оказался разделен и пребывает отныне в материи, в бесчисленном количестве павших микрокосмосов, в людях, ослепленных грехом индивидуации и последствиями злоупотребления данной им свободы.

Мир объективации, то есть наш земной мир, – это не истинная реальность, но лишь символическая, отдаленно указывающая на божественный мир. Истинная и изначальная реальность духовного мира заслонена символами, иллюзиями и миражами мира павшего. Поэтому Бердяев пишет, что в момент распри Творца и творения бытие «заболело тяжкой болезнью»:

«Грехопадение совершилось предвечно и предмирно, и из него родилось время - дитя греха и данный нам мир - результат греховности».

«В грехопадении произошло смешение бытия с небытием, истины с ложью, жизни со смертью, и история мира призвана Провидением разделить эти два царства, действительное и призрачное»

«Человечество, и за ним и весь мир порабощены злом, попали во власть необходимости, находятся в плену у диавола».

Итак, согласно Бердяеву, существуют два мира, две реальности. Свобода, Дух, Бог противостоят необходимости, объективации, земному миру. По словам Бердяева, в нем всегда жила «влюбленность в высший мир», а к «низинному миру – только жалость», к миру, который есть лишь объективация Духа, не есть «подлинное бытие, не есть первореальность». Перед нами – чисто гностическое мировоззрение. Был ли Бердяев гностиком? Несомненно. И это не наше предположение: «христианский Гнозис» – так называл свою философию сам мыслитель. Более того: «В последней глубине христианская вера есть Гнозис», утверждает он. Бердяев относился с недоверием к гностицизму раннему, античному, но Гнозис как таковой, Гнозис как силу Любви Христа он называл единственным проводником к Истине, Свободе и Богу.

«Только христианская метафизика утверждает реальность бытия и реальность путей к бытию, постигает великую тайну свободы, ни на что не разложимой и ни к чему не сводимой ... Лишь в мистическом гнозисе христианства все это дано и нигде более. Христианский гнозис приводит к трансцендентному реализму, к конкретному персонализму, к философии свободы. Свобода, прежде всего свобода – вот душа христианской философии».

Наш павший мир – не «наказание» Бога, а последствие нашей же свободной воли. Именно злоупотребление свободой привело к отделению от истинного замысла творения. Но это отпадение не уничтожило связи с Ним, и возвращение в мир истинный, подлинно реальный, всегда остается возможным. Однако мы не можем вернуться к Отцу также свободно и легко, как отдалились от Него:

«После грехопадения человек не может уже свободно, своими естественными человеческими силами спастись, вернуться к первоисточнику бытия, так как не свободен уже: природа его испорчена, порабощена стихией зла, наполовину перешла в сферу небытия. Свобода должна быть возвращена человечеству и миру актом божественной благодати, вмешательством самого Бога в судьбы мировой истории. Промысел Божий и откровение Божие в мире - не насилие над человечеством, а освобождение человечества от рабства у зла, возвращение утерянной свободы».

«…весь мир, весь природный порядок есть замкнутое помещение, в котором закономерно действуют данные в нем силы. Эти силы не могут имманентно себя перерасти, создать чудесное. Но в замкнутое помещение нашего мира могут прорваться силы иного мира, силы божественные, благодатные. Тогда произойдет чудо».

Это чудо и есть Гнозис – Сила, разрубающая все оковы и цепи.

«Полный и окончательный гнозис есть само бытие, полнота бытия, обладание подлинными реальностями...»

Именно Гнозис делает возможным преодоление космической трагедии, в результате которой мы оказались рабами этого мира. В этом и есть смысл истории, смысл жизни – в освобождении из мира, в избавлении от объективации.

Рано или поздно настанет «конец истории» и человечество вступит в Иной мир, находящийся за пределами времени и пространства, мир Духа, Царствие Божие. Это Царствие, этот уготованный нам мир не находится, по Бердяеву, в отдаленном будущем, он вообще не пребывает во времени, он вечен и может в любой момент соприкасаться с нашим миром, желая спасти заблудившихся в нем.

«Лживый, призрачный мир есть зло и небытие; он не должен иметь защиты, он достоин лишь огня. Но весь истинный, реальный мир спасется, ничто в нем не погибнет. … Мир спасется во всей полноте своего бытия, но то, что есть небытие в мире, но мир лживо-призрачный спастись не может и не должен, может лишь сгореть».

«...человеку предоставлена свобода выбора, от него ждут подвига веры, подвига вольного отречения от разума этого мира и от смертоносных сил этого мира во имя разума большого и сил благодатных и спасающих. … необходимо освободиться от исключительной власти этого мира, от гипноза царящих в нем смертоносных сил».

Бог для Бердяева – не Господин, к которому обращаются рабы. Бог – Освободитель от рабства мира, действующий через свободу и ради свободы. Ради истинной свободы, в которой можем пребывать мы все.

Бердяев подчеркивал, что свободу нельзя из чего-либо вывести – в ней можно лишь изначально пребывать. Точно также и божественную истину нельзя из чего-либо вывести – можно лишь стать достойным ее достижения. И все мы, заключенные в мире времени и смерти, призваны к этому, призваны к совершенной жизни в Свете, призваны к свободе, которая будет дарована освобожденному из плена материи человеку.

Ссылки: