• 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • ЧМГ 2

Бессмертие не приходит по принуждению

Бессмертие не приходит по принуждению

«Бессмертие! Славная мысль! Кто о тебе первый подумал?»
Генрих Гейне (1797-1856)

В своем микрокосмосе каждый человек несет все человечество. С начала времен каждый из нас – един со всеми, и все – одно единое с нами. Все, о чем люди когда-то думали, что они чувствовали и совершали, является частью каждого из нас, независимо от того, содействовали ли мы этим силам или противоборствовали; желали ли страстно помочь им или, напротив, боролись , стараясь от них избавиться; или же просто плыли по течению. И поэтому каждый из нас одновременно и семя, и плод всего того «добра» и «зла», которые человечество пережило с начала своего существования и до сегодняшнего дня.

Между временем возникновения Homo sapiens – это произошло, когда человек был наделен рассудком, – и современным человеком технологической эры лежит долгий путь, на котором рождались, достигали расцвета и исчезали целые народы и расы. Много чувств и мыслей исчезло в тумане доисторического прошлого. Но многое из того, что родилось в глубине их сознания, было передано в устной форме в метафорах сказок и мифов, часто отвергаеых, как плод воображения, современным мышлением, когда оно не в силах понять скрытую в них реальность далекого прошлого. При более внимательном изучении мы находим в большей части дошедшего до нас от прошлого один и тот же лейтмотив: веру в бессмертие.

Ученые, принимающие только то, что может быть строго доказано, просто отбрасывают, как вздор, опыт, приобретенный без участия органов чувств, или  экстрасенсорный. Такой узкий взгляд  породил чисто материалистическое миропонимание. Однако такой научный фундамент начинает давать трещины. Многие ученые раздвинули границы своих сфер исследований, включив в них внутренний опыт и тонкие планы, поскольку чисто материалистический подход потерял для них привлекательность.

Материалистическое мышление утратило веру в свои силы и отвергло существование Творца. То же самое произошло и с концепцией бессмертия человека, ибо для материалиста понятия «Бог» и «бесмертие» идентичны. Но несмотря на свой рационализм, современный человек надеется достичь бессмертия. Почему такое возможно? Разве мы гле-нибудь видим образцы вечной жизни? Ведь доказано, что даже галактика, к которой принадлежит  наша солнечная система, и бесчисленные звезды, некоторые из которых удалены от нас на миллионы световых лет, –  преходящее явление! Однажды все эти звезды исчезнут. Огромное разнообразие растений и животных, когда-то существовавших на земле, исчезли, уступив место новым видам. Земля постоянно изменяется, а вместе с ней и населяющие ее живые существа.

Никто никогда не видел никакого бессмертного существа. Даже Воскресение Христа – если мы признаем его реальным фактом – еще не есть доказательство бессмертной жизни. Так что же, бессмертия не существует? Не будет ли таким логический вывод современного, мыслящего человека? Как ответ на этот вопрос, приходят на ум следующие слова из Евангелия: «Ибо тот, кто хочет спасти свою жизнь, потеряет ее, и кто потеряет свою жизнь ради Меня, тот спасет ее». (Лк. 9: 24).

Что такое жизнь?

Понятие «жизнь» противоположно понятию «смерть». В мире диалектики, где господствуют пространство и время, эти два понятия неразделимы. Они являют собой единство. Они указывают на постояную перемену местопребывания микрокосмоса по ту или иную сторону завесы смерти. Но истинная жизнь, жизнь в первоначальном смысле – это постоянное становление в Царстве Божественного Света, где нет места тьме и смерти. Именно в таком понимании жизнь нематериальна и вечна, так же как нематериален и вечен Источник Жизни – Бог. Наш разум не может вместить в себя ее величие, не может постичь ее и даже найти ей имя. Лао Цзы в «Дао де дзин» говорит:

«Дао вечно
и не может быть названо никаким именем;
оно всегда возвращается к небытию.
Приблизься к Дао,
и ты не увидишь его начала.
Следуй за ним,
и ты не видишь его конца.
Чтобы властвовать над настоящим,
надо понять Дао древности.
Знать начало начал –
значит держать нити Дао в своих руках.» [1]

Почему эти слова так глубоко нас трогают? Могли ли бы они быть чем- то иным, кроме затерянной в нас памяти о первоначальном, далеком рае? Рае, в котором мы смотрели на окружающий мир глазами невинных детей, не мучаясь жаждой власти, богатства и славы? Не в этом ли причина нашего беспокойства? Тот ли это мир, где мгновение равно вечности и где смерть не может прервать вечность?

Понятие бесконечности тесно связано с понятием бессмертия: оба исключают ограничения времени и пространства. Прекрасная, волнующая мысль, имеющая в то же время жуткий, тревожный и угрожающий аспекты! Ведь где мы только ни плаваем на нашем кустарном суденышке, вновь и вновь пытаясь достичь новых, невиданных берегов, желая вырваться из привычной колеи налаженного, монотонного существования.

Подчинится ли оно нашему желанию победить пространство и время, как бы повиновавшиеся волшебному внутреннему импульсу? На что похож этот неизвестный берег, который мы называем «бесконечностью»? Закончатся ли там все наши печали и разочарования, безответная любовь и несбывшиеся мечты? Найдем ли мы там завершение бессмысленного приода времени, не говоря о минуте досуга?

Почему мы не прислушиваемся к голосу нашей Розы сердца, которая может указать путь к совершенно иному, поистине новому берегу? Неужели не видим, что наша жизнь напоминает неотвратимый бурный поток? И что на борту нашего утлого суденышка мы влачимся по милости потока, несущегося своим, заранее предназначенным курсом? Неужели мы забыли. что дальше вниз по течению река станвится все шире и шире, увлекая, подобно потопу, всех тех, кто не вверил себя спасительному ковчегу Божьего Слова? Прорвитесь сквозь преграду своего эгоцентризма и себялюбия, сделавших вас глухими к зову Гнозиса. Выбросьте этот балласт за борт. Освободитесь от мертвой хватки непрерывно вращающегося колеса рождения и смерти, созданного самим человечеством!

Наш самообман

Почти каждый пытается придать смысл и содержание своей жизни и достичь бессмертия. Один добивается престижа и власти, другой пытается завершить невозможное! Кто-то строит башни выше Вавилонской или уподобляется Гильгамешу в его героических  деяниях. Совершенный с добрыми ли, с дурными ли намерениями, героический подвиг – это героический подвиг, и результат его – бессмертие! Искусство и наука также дают широкие возможности обессмертить свое имя. А те, кто не может совершить «бессмертное деяние», могут, по крайней мере, возвести на пьедестал какую-нибудь знаменитость и разделить бессмертие своего кумира в роли поклонника или обожателя. Поистине неисчерпаемые возможности... Как мы любим пускать пыль в глаза себе самим и окружающим.

Но посреди этой гонки за бессмертьем звучит предостерегающий, умоляющий голос божественной Искры в сердце: «Проснись, о душа! Не гонись за несуществующим. Твоя собственная форма – всего лишь обман. Не цепляйся за вещи, которые гибнут...»

Когда сила достигает своей вершины, люди и вещи стареют. Это значит, что они не равны Дао. А то, что не есть Дао, вскоре исчезнет. [2]

Бесчисленные предшественники, обитавшие в вашем микрокосмосе, строили алтари какому-нибудь богу. Они приносили ему жертвы и объединялись с ним в молитве, надеясь на бессмертие. Они пытались достичь его хорошими делами, с каждым разом немного более значительными и добрыми. Или самобичеванием и жизнью в нищете и воздержании. Но колесо их существования крутилось непрестанно, оборот за оборотом, потому что они жаждали бессмертия для своего смертного «я», которое они, сбитые с пути и плененные иллюзией, принимали за свою истинную душу.

«Бессмертие! Славная мысль! Кто первый о тебе подумал?»

Если бы биологический человек не нес внутри себя сокрытое ядро божественной души, он не мог бы тосковать по бессмертию, потому что подлинная жажда восстановления бессмертной, вечной жизни исходит от души, прикованной к материи и ищущей освобождения из своего заточения. Но побуждение поддерживать наше смертное существование было причиной того, что в своем поиске мы бессчетно сбивались с пути. Беcконечное страдание и печаль привели нас, наконец, к границе «мира иллюзий». Именно здесь открывается царство Бессмертной Души.

Почему мы можем быть так уверены в существовании этого Нового Жизненного Поля? Мы это знаем из испепеляющей, неугасимой тоски, не подчиняющейся никаким человеческим законам и не объяснимой нашим разумом. Это говорит изначальная божественная Душа – Роза Сердца, и мы можем слышать ее голос среди мирских волнений. Эта Роза дает нам способность видеть. Она показывает нам наше плачевное состояние, предупреждает, чтобы мы были бдительны и правильно понимали знамения времени. Если мы можем услышать этот зов, древние и вечно новые учения мудрости смогут раскрыться в нас.

А что же бессмертие?  «Я», которое так долго боролось за вечную жизнь, теперь понимает, что оно может следовать за Душой только как слуга. Возрожденная Душа входит в Ковчег и берет с собой всех, кто хочет последовать по пути ее светлого пробуждения.

Прим.:


1. Ян ван Рэйкенборг и Катароза де Петри. The Chinese Gnosis, ch.14. Rozekruis Pers, Haarlem, 1996. (Китайский Гнозис, ч. 14.)
2. Там же, ч. 30.