• 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • ЧМГ 2

Послание Грааля в эру «Хип-Хоп»

Послание Грааля в эру «Хип-Хоп»

Спросите любого молодого человека, что значит слово «Грааль», и он, почти наверное, сошлется на тот или другой фильм. Например, на «Последний крестовый поход Индианы Джонса» или «Святой Грааль» Монти Питона. Продолжение расспросов, возможно, вызовет из глубин его памяти мысли, связанные с легендой о Короле Артуре и историей о Парсифале.

Это наглядный пример попрания святыни и превращения священного понятия в расхожий штамп. Так у невежественных масс создается убеждение, что они понимают смысл какого-то понятия, хотя их представление в такой же мере соответствует реальности, как изображение коровы в книжке городского ребенка – живому, пасущемуся на лугу животному.

Возможно ли все-таки передать сегодня послание Грааля? Достаточно ли еще в людях открытости? Способны ли они понять, о чем идет речь?

Легенда о Граале обладает уникальным свойством – силой, пробуждающей стремление к поиску его тайны. Ни один из героев легенды не может описать Грааль, но каждый знает, что тот, кто найдет его, осуществит идеал Рыцарей Круглого Стола.

Этот поиск может стать точкой соприкосновения с сегодняшней молодежью, у которой, вне сомнения, стремление к тайне и освобождению, не исчезнув, приобрело совершенно иной характер. Подобно тому, как старинные сказки обращаются к душе, не говоря о конкретном учении или о сознательном принятии мистической реальности, точно так же фильмы стали средством коммуникации для современного человека, привыкшего к видеоклипам и зрительным образам.

НА ПУТИ К «МАШИНЕ»

Фильм «Мертвец» с Джонни Деппом в главной роли показывает, как тяжело раненный юноша пробирается сквозь леса вдвоем с индейцем. Одетый подобно Парсифалю в смешной клоунский наряд, наивный молодой человек отправляется в путешествие к месту, называемому «Машина». Черно-белые кадры, напоминающие старые фото трапперов Дикого Запада, изображают его задремавшим в вагоне только что тронувшегося поезда. Юноша робок и замкнут. Он сторонится вооруженных типов в меховых одеждах. Из окна вагона видны следы насилия: брошенные фургоны, разрушенные вигвамы. Ему делается дурно. Вошедший кочегар заговаривает с молодым человеком. «О небо, зачем он едет на край света?» Юноша отвечает, что его родители недавно умерли, а он получил письмо с приглашением на работу счетоводом на фабрике мистера Диккинсона в городе Машина.

«Машина? Это как раз конечная станция этой линии... Не знаю, – говорит кочегар, – но я ни за что бы не доверился клочку бумаги, тем более от мистера Диккинсона. Машина... Это ад, и ты найдешь там себе могилу.»

Но робкий главный герой фильма, проявив неожиданную решительность, не отступает. Он входит в мир, где власть принадлежит ружью. По неосторожности, пытаясь бежать, он кого-то застелил и сам был ранен в грудь. Его находит индеец и пробует удалить пулю из груди юноши, но не может, потому что она засела слишком близко от сердца.

Этот индеец весьма оригинальная фигура. Ребенком его в клетке возили напоказ по Англии. Чтобы выжить, он приспособился к образу жизни белых и перенял их культуру. Так он познакомился с идеями художника и поэта-визионера Уильяма Блейка (1757 – 1827). Мысли Блейка произвели на него сильное впечатление. Ему удалось бежать и вернуться на родину, но он был отвержен своим народом, не верившим его рассказам. Его называли Ксебеке, тот, кто много говорил, но ничего не сказал. Сам он предпочитал, чтобы его называли Nobody (Никто).

Индеец и юноша показаны идущими на фоне бесконечного пустынного зимнего ландшафта. И когда индеец слышит, что юношу зовут Уильям Блейк, он ему не верит.
«Но ведь ты давно умер!»
«Я не умер...»
Но у индейца свое представление о реальности...

РУЖЬЕ ЗАМЕНЯЕТ ПЕРО И КИСТЬ

В фильме мало диалогов. Повествование ведется с помощью образов и музыки. Речь Nobody лаконична, но в его словах заключен глубокий смысл. Например: «Орел никогда не теряет столько времени, как при попытке учиться у вороны».

Он с большим уважением относится к Уильяму Блейку, считая, что юноша проявляет излишнюю скромность, когда говорит, что ничего не понимает в поэзии.

В этой новой фазе жизни, начавшейся для молодого Блейка, его преследуют охотники за поживой, шерифы и трапперы. По мнению Nobody, он сменил перо и кисть на ружье и теперь должен писать свои стихи кровью.

Продолжая слабеть физически, Блейк убивает нескольких преследователей, не испытывая от этого радости и каких-либо других эмоций, только из необходимости позволить осуществиться своей судьбе. Однажды он процитировал несколько строк одной из поэм Уильяма Блейка:

Одни рождены для наслаждений,
Другие – для нескончаемой тьмы.

У Nobody было видение, что его спутник умирает. Он обещает Блейку, иллюстрирующему образ Парсифаля, доставить его к зеркалу, где встречаются море и небо, где должен быть найден мост в другой мир. Блейку больше нет дела до мира, в котором он живет. Пришло время отправиться в то место, откуда приходят все ду­ши, куда все они должны возвратиться.

В конце фильма мы видим тело почти мертвого Блейка в каноэ, плывущем в огромном океане по направлению к яркому свету, чтобы навсегда оставить этот мир.

КТО ЕЩЕ СПОСОБЕН ПОНЯТЬ ЭТО ПОСЛАНИЕ?

Это современная притча о поисках молодыми людьми истины, справедливости и любви. Главный смысл нашего времени выражен в фильме сценой, в которой Блейк с защищающим жестом ложится рядом с мертвым олененком, персонификацией образа фавна, и сливается с ним в одно.

Может ли еще Розенкрейц найти точку соприкосновения с жизнью молодых людей, мечущихся от одного жизненного опыта к другому во все более дробящемся мире? Может ли еще послание Грааля быть передано сегодня людям? Уникальность Грааля в том, что никто не может его описать. Мы можем лишь с помощью метафор дать о нем представление, не будучи в состоянии описать его реальность... если только сами не нашли Грааль, получив способность освобождать его истину и Свет. Только тогда его послание может сиять в любой форме как ясное знание. И только тогда этот источник вечного Света и Мудрости может дать прямой ответ на все вопросы, идущие из сердца молодого искателя наших дней.

Послание Грааля в эру Хип-Хоп // "Пентаграмма", 1998, N3, с. 42.