• 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • ЧМГ 2

Плотин (204 – 270 гг.)

PlotinosПлотин (204 — 270) — философ, основатель неоплатонизма.

О жизни Плотина сохранилось мало сведений, поскольку мыслитель не любил говорить о себе и не раз подчеркивал, что призван только указывать на истинную мудрость, которая сокрыта в самих людях и которую они способны познать сами. Поэтому Плотин не учил от себя, он вообще, по его же словам, ничему не учил, а лишь побуждал людей к самопознанию и подсказывал, как оно возможно. Самопознание для Плотина ¬– это познание Бога, возвращение к Которому мыслитель считал истинным назначением человека.

Для философа человек – это больше, чем рожденное в физическом мире существо:

«Прежде нашего рождения мы обитали свыше: мы были людьми, индивидуально определенными, и даже Богами, чистыми душами».

Истинный человек - божественное творение, совершенное существо, созданное, чтобы жить в вечной любви и единстве с Единым. Этот божественный человек был призван к счастью и радости. Трагедия, произошедшая в высших сферах, разрушила это единство, поэтому произошло падение, погружение человека в материю. То, что совершили павшие души, Плотин называет "безрассудством" и "дерзостью". Но путь к Единому, к их вечному Истоку, остается для них открыт, несмотря на их плачевное состояние. Мир, в котором пребывают люди - это последняя точка эманации Божества, точка надира. Это значит, что ниже материи падать уже некуда. Сравнивая мир Единого и земной мир, Плотин говорит:

«Мир истинно-сущего — всеобъемлющий, мир же видимый — лишь его подобие».

Но  даже здесь, в этом карикатурном мире, закон и сила эманации не оставляют своего творения - с любовью, прощающей и растворяющей в себе все ошибки, Бог призывает Своих детей назад.

На вопрос, что нужно сделать, чтобы вернуться в высшие сферы, Плотин отвечает кратко: «Сбрось с себя все».

«Чем более душа стремится ввысь, тем более забывает о земном ... если душа желает быть там, то еще будучи здесь, на земле, она отказывается от всего остального».

Человек, желающий вернуться к Единому, согласно Плотину, прежде всего должен перестать ассоциировать себя только с физическим телом. Ведь тело – темница души. На пути к Богу человек должен постепенно освободить свою душу, открывая замки и разрушая цепи, привязывающие ее к материи. По мере продвижения по этому пути в человеке  постепенно просыпается осознанность, и поэтому он смотрим на мир не как привычную и единственно возможную реальность, но как на область, где совершается наше возвращение. Человек, по Плотину, не можем вернуться назад, лишь пожелав этого: он поврежден, искалечен последствиями своей ошибки, и если он вступит в изначальное поле вечной жизни в таком состоянии, то просто сгорит. Поэтому человек должен измениться и подготовить свою душу к возвращению в вечность, освободить ее и дать ей раскрыться. В этом процессе "Я", смертная земная сущность, служит отправной точкой, инструментом души, ее покорным слугой.

«Мудрец заботится о своем земном «я» и мирится с ним, пока это возможно; так поступает музыкант со своей лирой, пока она не вышла из строя. Если лира приходит в негодность, он берет другой инструмент или отказывается играть на лире, перестает ею пользоваться, потому что у него есть другие занятия кроме лиры. Он кладет ее на землю. Он больше не смотрит на нее. Он поет без аккомпанемента. Однако вначале инструмент был дан ему не с праздной целью. Он часто на нем играл».

По мере того, как в человеке пробуждается истинная духовная природа, "Я" постепенно отступает, земная "лира" становится нужна все меньше и меньше. Теперь человек не просто верит в Бога, он знает, что Бог есть, потому что реальность Его бытия явлена и ощутима в нем самом. Сам Плотин пишет об этом так:

«Часто я пробуждаюсь от своего тела к себе самому; я становлюсь недосягаем для внешнего мира, я внутри себя; я вижу красоту, исполненную величия; тогда я верю: я прежде всего принадлежу к высшему миру; жизнь, которой я живу в эти моменты, — лучшая жизнь; я сливаюсь с Божественным, живу в нем; достигнув этого высшего взлета, я останавливаюсь; я возвышаюсь над любой другой духовной реальностью; но после этого отдохновения в Божественном, опускаясь от интуиции до рефлексии и рассуждения, я спрашиваю себя: как я мог и раньше и вновь пасть так низко, как могла моя душа оказаться внутри тела, если, даже находясь в этом теле, она такова, какой мне предстала?»

Человек, идущий по пути освобождения, уже здесь, в земной жизни, ощущает неземную радость и любовь. Это его любовь к Богу и любовь Бога к нему, наполняющая все его существо, это свет, живущий в сердце и излучающийся в мир, это блаженство, превосходящее всякое представление. Это то, что у нас никто не может отнять, то, выше и ценнее чего в этом мире не существует ничего.

На этот путь призывал искателей Плотин, закончивший свои «Эннеады» словами:

«Таков путь богов, таков же и путь божественных и блаженных мужей: отрешение от всего земного и тленного, жизнь, далекая от чувственных удовольствий, устремленность души к одному только Богу...»

Перед тем, как освободиться от физического тела, философ произнес слова, записанные его ближайшими учениками:

«Старайтесь возвести то, что есть божественного в вас, к божественному во всем».