Выразительное чтение

Артисты читают стихи русских поэтов

Выразительное чтение – это комплексная деятельность, проявляющаяся одновременно как индивидуальное проникновение в художественную ткань произведения искусства слова и как воплощение, передача своего личного истолкования смысла прочитанного. Выразительно прочитать произведение означает, подать голосом идею, тему, подтекст, эмоциональную окраску и пафос художественного произведения.

 

Избранное 


  • «Пророк» - Aslan Ahmadov читает Александра Пушкина (1799-1837).
  • «Признание» - Иннокентий Смоктуновский читает Александра Пушкина.
  • «Завещание» - Олег Даль читает Михаила Лермонтова (1841-1841).
  • «Я и Вы» («Да, я знаю, я вам не пара...») - Маша Матвейчук читает Николая Гумилева (1886-1921).
  • «Одиноко-незрячее солнце смотрело на страны» - Константин Хабенский читает Николая Гумилева.
  • «Идёшь на меня похожий» и «В огромном городе моём - ночь» / - Маргарита Терехова читает два стихотворения Марины Цветаевой (1892-1941).
  • «Черный человек» - Сергей Безруков читает Сергея Есенина (1895-1925).
  • «Баллада о прокуренном вагоне» - Егор Бероев и Элени читают стихотворение А.Кочеткова.
  • «По несчастью или к счастью» - Ефремов читает Геннадия Шпаликова (1937-1974)
  • «Из глубины моих невзгод» - Виктория Исакова читает Беллу Ахмадулину (1937-2010).
  • «Ангелы шатались по пустым аллеям» - Алла Демидова читает Бориса Рыжего (1974-2001).
  • «Снова не мы» - Вера Полозкова (5.03.1986) читает своё стихотворение. 
  • «Это стало привычкой..» - Маша Матвейчук читает стихотворение Лены Брязгиной (22.11.1999). 

 

 

10 пронзительных - до мурашек - прочтений


«Пророк» - Aslan Ahmadov читает Александра Пушкина 

  • Aslan Ahmadov - "Пророк" А.С. Пушкин (aвтор идеи и режиссер Aslan Ahmadov, оператор Влад Опельянц, музыка Liza Gerrard)

 

Пророк

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился, —
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.
Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он.
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он, —
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал,
И бога глас ко мне воззвал:
«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей».

1826

 

«Я вас люблю, – хоть я бешусь» – Смоктуновский читает А. Пушкина

  • Исполняет: народный артист СССР Иннокентий Смоктуновский (1925-1994).
    Телеспектакль «Вновь я посетил...» (фрагмент), Творческое объединение «Экран», 1982.


ПРИЗНАНИЕ

(посвящение Александре Ивановне Осиповой)

Я вас люблю, – хоть я бешусь,
Хоть это труд и стыд напрасный,
И в этой глупости несчастной
У ваших ног я признаюсь!
Мне не к лицу и не по летам...
Пора, пора мне быть умней!
Но узнаю по всем приметам
Болезнь любви в душе моей:
Без вас мне скучно, – я зеваю;
При вас мне грустно, – я терплю;
И, мочи нет, сказать желаю,
Мой ангел, как я вас люблю!
Когда я слышу из гостиной
Ваш легкий шаг, иль платья шум,
Иль голос девственный, невинный,
Я вдруг теряю весь свой ум.
Вы улыбнетесь, – мне отрада;
Вы отвернетесь, – мне тоска;
За день мучения – награда
Мне ваша бледная рука.
Когда за пяльцами прилежно
Сидите вы, склонясь небрежно,
Глаза и кудри опустя, –
Я в умиленье, молча, нежно
Любуюсь вами, как дитя!..
Сказать ли вам мое несчастье,
Мою ревнивую печаль,
Когда гулять, порой, в ненастье,
Вы собираетеся вдаль?
И ваши слезы в одиночку,
И речи в уголку вдвоем,
И путешествия в Опочку,
И фортепьяно вечерком?..
Алина! сжальтесь надо мною.
Не смею требовать любви.
Быть может, за грехи мои,
Мой ангел, я любви не стою!
Но притворитесь! Этот взгляд
Всё может выразить так чудно!
Ах, обмануть меня не трудно!..
Я сам обманываться рад!

1826

 

"Завещание" - Олег Даль читает Лермонтова

 

 

 
«Словно эхом этой темы пришла возможность сняться в телепередаче «Поэзия М.Ю. Лермонтов» на ЦТ. Последний раз в жизни стоит перед камерой пятого и восьмого октября, о чём и не догадывается». А.Г. Иванов «БЕССМЕРТИЕ ДИЛЕТАНТА». Больше про обстоятельства записи телепередачи в октябре 1980 года по ссылке – http://olegdal.blogspot.com/2016/04/s... («СМЕРТЬ ПОЭТА»: К ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ ОЛЕГОМ ДАЛЕМ МОНОСПЕКТАКЛЯ ПО СТИХАМ М.Ю.ЛЕРМОНТОВА (интервью с Е.А.Даль)

 

ЗАВЕЩАНИЕ

Наедине с тобою, брат,
Хотел бы я побыть:
На свете мало, говорят,
Мне остается жить!
Поедешь скоро ты домой:
Смотри ж… Да что? Моей судьбой,
Сказать по правде, очень
Никто не озабочен.

А если спросит кто-нибудь…
Ну, кто бы ни спросил,
Скажи им, что навылет в грудь
Я пулей ранен был,
Что умер честно за царя,
Что плохи наши лекаря
И что родному краю
Поклон я посылаю.

Отца и мать мою едва ль
Застанешь ты в живых…
Признаться, право, было б жаль
Мне опечалить их;
Но если кто из них и жив,
Скажи, что я писать ленив,
Что полк в поход послали
И чтоб меня не ждали.

Соседка есть у них одна…
Как вспомнишь, как давно
Расстались!.. Обо мне она
Не спросит… Всё равно
Ты расскажи всю правду ей,
Пустого сердца не жалей, —
Пускай она поплачет…
Ей ничего не значит!

1840

 

 

Я и Вы ("Да я знаю, я вам не пара...")

 

Я и Вы (Да, я знаю, я вам не пара)

Да, я знаю, я вам не пара,
Я пришел из другой страны,
И мне нравится не гитара,
А дикарский напев зурны.

Не по залам и по салонам,
Темным платьям и пиджакам —
Я читаю стихи драконам,
Водопадам и облакам.

Я люблю — как араб в пустыне
Припадает к воде и пьет,
А не рыцарем на картине,
Что на звезды смотрит и ждет.

И умру я не на постели,
При нотариусе и враче,
А в какой-нибудь дикой щели,
Утонувшей в густом плюще,

Чтоб войти не во всем открытый,
Протестантский, прибранный рай,
А туда, где разбойник и мытарь
И блудница крикнут: вставай!

1917 июль

 

«Одиноко незрячее солнце смотрело на страны»

* * *
Одиноко-незрячее солнце смотрело на страны,
Где безумье и ужас от века застыли на всем,
Где гора в отдаленьи казалась взъерошенным псом,
Где клокочущей черною медью дышали вулканы.

Были сумерки мира.

Но на небе внезапно качнулась широкая тень,
И кометы, что мчались, как волки свирепы и грубы,
И сшибались друг с другом, оскалив железные зубы,
Закружились, встревоженным воем приветствуя день.

Был испуг ожиданья.

И в терновом венке, под которым сочилася кровь,
Вышла тонкая девушка, нежная в синем сияньи,
И серебряным плугом упорную взрезала новь,
Сочетанья планет ей назначили имя: Страданье.

Это было спасенье.

до 22 декабря 1907 года

 

«Идёшь на меня похожий» и «В огромном городе моём - ночь» - Марина Цветаева (1892-1941)

 

  • Марина Цветаева (1892-1941) «Идёшь на меня похожий» и «В огромном городе моём - ночь» / - два стихотворения читает Маргарита Терехова

 

 

Сергей Есенин - «Чёрный человек» 

 

 

"Из глубины моих невзгод..."

 

* * *

Из глубины моих невзгод
молюсь о милом человеке.
Пусть будет счастлив в этот год,
и в следующий, и вовеки.

Я, не сумевшая постичь
простого таинства удачи,
беду к нему не допустить
стараюсь так или иначе.

И не на радость же себе,
загородив его плечами,
ему и всей его семье
желаю миновать печали.

Пусть будет счастлив и богат.
Под бременем наград высоких
пусть подымает свой бокал
во здравие гостей веселых,

не ведая, как наугад
я билась головою оземь,
молясь о нем — средь неудач,
мне отведенных в эту осень.

1960 г.

 

Геннадий Шпаликов ()

* * *
По несчастью или к счастью,
Истина проста:
Никогда не возвращайся
В прежние места.

Даже если пепелище
Выглядит вполне,
Не найти того, что ищем,
Ни тебе, ни мне.

Путешествия по кругу
Я бы запретил,
Потому прошу, как друга,
Этим не шути.

А не то рвану по следу,
Кто меня вернет?
И на валенках уеду
В сорок пятый год.

 

 

«Баллада о прокуренном вагоне»


БАЛЛАДА О ПРОКУРЕННОМ ВАГОНЕ

- Как больно, милая, как странно,
Сроднясь в земле, сплетясь ветвями,-
Как больно, милая, как странно
Раздваиваться под пилой.
Не зарастёт на сердце рана,
Прольется чистыми слезами,
Не зарастёт на сердце рана -
Прольется пламенной смолой.

- Пока жива, с тобой я буду -
Душа и кровь нераздвоимы,-
Пока жива, с тобой я буду -
Любовь и смерть всегда вдвоём.
Ты понесёшь с собой повсюду -
Ты понесёшь с собой, любимый,-
Ты понесёшь с собой повсюду
Родную землю, милый дом.

- Но если мне укрыться нечем
От жалости неисцелимой,
Но если мне укрыться нечем
От холода и темноты?
- За расставаньем будет встреча,
Не забывай меня, любимый,
За расставаньем будет встреча,
Вернёмся оба - я и ты.

- Но если я безвестно кану -
Короткий свет луча дневного,-
Но если я безвестно кану
За звёздный пояс, в млечный дым?
- Я за тебя молиться стану,
Чтоб не забыл пути земного,
Я за тебя молиться стану,
Чтоб ты вернулся невредим.

Трясясь в прокуренном вагоне,
Он стал бездомным и смиренным,
Трясясь в прокуренном вагоне,
Он полуплакал, полуспал,
Когда состав на скользком склоне
Вдруг изогнулся страшным креном,
Когда состав на скользком склоне
От рельс колеса оторвал.

Нечеловеческая сила,
В одной давильне всех калеча,
Нечеловеческая сила
Земное сбросила с земли.
И никого не защитила
Вдали обещанная встреча,
И никого не защитила
Рука, зовущая вдали.

С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
Всей кровью прорастайте в них,-
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь,
Когда уходите на миг!


1932

 

 

 

 

"Когда я выпью и умру"

 

Вера Полозкова читает Бориса Рыжего (1974-2001)

  • Поэтесса Вера Полозкова читает стихотворение Бориса Рыжего «Прежде чем на тракторе разбиться». Пятый эпизод проекта «Живые».

 

***

Прежде чем на тракторе разбиться,
застрелиться, утонуть в реке,
приходил лесник опохмелиться,
приносил мне вишни в кулаке.

С рюмкой спирта мама выходила,
менее красива, чем во сне.
Снова уходила, вишню мыла
и на блюдце приносила мне.

Патронташ повесив в коридоре,
привозил отец издалека
с камышами синие озера,
белые в озерах облака.

Потому что все меня любили,
дерева молчали до утра.
«Девочке медведя подарили», —
перед сном читала мне сестра.

Мальчику полнеба подарили,
сумрак елей, золото берез.
На заре гагару подстрелили.
И лесник три вишенки принес.

Было много утреннего света,
с крыши в руки падала вода,
это было осенью, а лето
я не вспоминаю никогда.

 

 

Вера Полозкова - "Снова не мы"

СНОВА НЕ МЫ

ладно, ладно, давай не о смысле жизни, больше вообще ни о чем таком
лучше вот о том, как в подвальном баре со стробоскопом под потолком пахнет липкой самбукой и табаком
в пятницу народу всегда битком
и красивые, пьяные и не мы выбегают курить, он в ботинках, она на цыпочках, босиком
у нее в руке босоножка со сломанным каблуком
он хохочет так, что едва не давится кадыком

черт с ним, с мироустройством, все это бессилие и гнилье
расскажи мне о том, как красивые и не мы приезжают на юг, снимают себе жилье,
как старухи передают ему миски с фруктами для нее
и какое таксисты бессовестное жулье
и как тетка снимает у них во дворе с веревки свое негнущееся белье,
деревянное от крахмала
как немного им нужно, счастье мое
как мало

расскажи мне о том, как постигший важное – одинок
как у загорелых улыбки белые, как чеснок,
и про то, как первая сигарета сбивает с ног,
если ее выкурить натощак
говори со мной о простых вещах

как пропитывают влюбленных густым мерцающим веществом
и как старики хотят продышать себе пятачок в одиночестве,
как в заиндевевшем стекле автобуса,
протереть его рукавом,
говоря о мертвом как о живом

как красивые и не мы в первый раз целуют друг друга в мочки, несмелы, робки
как они подпевают радио, стоя в пробке
как несут хоронить кота в обувной коробке
как холодную куклу, в тряпке
как на юге у них звонит, а они не снимают трубки,
чтобы не говорить, тяжело дыша, «мама, все в порядке»;
как они называют будущих сыновей всякими идиотскими именами
слишком чудесные и простые,
чтоб оказаться нами

расскажи мне, мой свет, как она забирается прямо в туфлях к нему в кровать
и читает «терезу батисту, уставшую воевать»
и закатывает глаза, чтоб не зареветь
и как люди любят себя по-всякому убивать,
чтобы не мертветь

расскажи мне о том, как он носит очки без диоптрий, чтобы казаться старше,
чтобы нравиться билетёрше,
вахтёрше,
папиной секретарше,
но когда садится обедать с друзьями и предается сплетням,
он снимает их, становясь почти семнадцатилетним

расскажи мне о том, как летние фейерверки над морем вспыхивают, потрескивая
почему та одна фотография, где вы вместе, всегда нерезкая
как одна смс делается эпиграфом
долгих лет унижения; как от злости челюсти стискиваются так, словно ты алмазы в мелкую пыль дробишь ими
почему мы всегда чудовищно переигрываем,
когда нужно казаться всем остальным счастливыми,
разлюбившими

почему у всех, кто указывает нам место, пальцы вечно в слюне и сале
почему с нами говорят на любые темы,
кроме самых насущных тем
почему никакая боль все равно не оправдывается тем,
как мы точно о ней когда-нибудь написали

расскажи мне, как те, кому нечего сообщить, любят вечеринки, где много прессы
все эти актрисы
метрессы
праздные мудотрясы
жаловаться на стрессы,
решать вопросы,
наблюдать за тем, как твои кумиры обращаются в человеческую труху
расскажи мне как на духу
почему к красивым когда-то нам приросла презрительная гримаса
почему мы куски бессонного злого мяса
или лучше о тех, у мыса

вот они сидят у самого моря в обнимку,
ладони у них в песке,
и они решают, кому идти руки мыть и спускаться вниз
просить ножик у рыбаков, чтоб порезать дыню и ананас
даже пахнут они – гвоздика или анис –
совершенно не нами
значительно лучше нас

Источник

 

 

 

 

Маша Матвейчук - Это стало привычкой...

***

Это стало привычкой — проснуться на час пораньше,
Перед зеркалом в ванной всю жизнь вспоминать с нуля.
Вот он я, Алексей, среди братьев я самый старший,
День рождения будет десятого сентября,

Я учусь в институте на, вроде бы, программиста,
Адрес этой квартиры — Нефтяников десять, семь?

В умирающей памяти глухо, бело и чисто.
Мне таким дураком не остаться бы насовсем.

И пока доктора жмут мне руку, разводят споры,
За любое лечение требуя платежа,
Я боюсь, что когда-нибудь (может быть, очень скоро)
Не смогу образ матери в памяти удержать,

В незнакомом ребенке увижу родного брата,
С удивлением сходство их маленьких лиц признав.

В молодой голове уже год не гранит, а вата.
Жалко, что не со всеми бывает судьба честна.
 

***

Поначалу казалось, что завтра-то будет лучше,
Только мертвая память умело сбивает спесь.
В институте сказали — они дураков не учат.
Я работаю, чтобы на шею семье не сесть.

Я таскаю мешки с кирпичами на пром заводе.
Говорят, что физический труд по плечу не всем.
Иногда моя мама братишек сюда приводит,
Но боится оставить нас наедине совсем.

Перед зеркалом встать помогает уже едва ли,
Память, злая затворница, спряталась — стыдно ей.

Вот он я, (Михаил?), но меня Алексеем звали
Иногда на заводе и несколько раз в семье,

Вот он я, дурачок, и дела мои очень плохи —
В превеликим трудом больше строчки читаю вслух,
Если спросят о матери — словом давлюсь на вдохе,
А к вопросам о братьях и вовсе бываю глух.

***

Моя просьба сегодня пускай прозвучит негромко,
Моя просьба ко всем безыскуственна и кратка —
Берегите, прошу вас, особенного ребенка,
Пусть и видите в нем только взрослого дурака.

2016

© Copyright: Лена Брязгина - источник 

 

Ссылки на источники и литературу


1. Официальный канал Aslan Ahmadov на YouTube

2.
Адрес:
«Человек. Мир. Гнозис»
сайт о духовном Пути
mir-gnozis.ru
Яндекс.Метрика ; Рейтинг@Mail.ru